Дело о гибели в армии призывника Артёма Тетерина: приговор
Пресс-релиз №: 
54/1955
от: 
09/06/2018

СЕГОДНЯ, 09 ИЮНЯ Балашихинский гарнизонный военный суд огласил приговор по делу о гибели в армии Артема Тетерина. Этот процесс с участием юриста Фонда «Право Матери» Надежды Кузиной в качестве представителя потерпевшей начался 21 марта 2018 года и завершился сегодня. В прошлом судебном заседании 7 июня 2018 года состоялись прения сторон (см. пресс-релиз Фонда «Право Матери» N 53/1954 от 7 июня 2018 года).

Артем Тетерин – призывник из Забайкальского края, не веривший в существование «дедовщины», систематически подвергался издевательствам со стороны старослужащего Усуба Аджояна. 24 октября 2016 года Артем был послан сослуживцами в магазин и не вернулся обратно. (По материалам дела, чуть позже Артема в магазин приходил Аджоян с товарищами). Тело Артема было найдено лишь пять месяцев спустя, по материалам дела – 26 марта 2017 года – в 500 метрах от КПП части (!) в петле, закрепленной за маленький сучок дерева, на границе лесопосадки и поля, где неоднократно проходили люди. У Артема было высшее образование, его ждала хорошая работа, были планы на жизнь. Несмотря на якобы пятимесячное пребывание тела в лесу, в карманах одежды, снятой с трупа, обнаружены абсолютно чистые документы, не тронутые плесенью, как вся остальная одежда, не поврежденные ни осадками, ни птицами. Аджояну было предъявлено обвинение по ст. 116 УК РФ (побои) и ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства). В деле, кроме признанной потерпевшей матери погибшего Ольги Валерьевны Тетериной, были еще потерпевшие – трое живых военнослужащих, однако в конце судебного процесса они простили Аджояну побои, издевательства и ожоги от сигарет и попросили прекратить в отношении него уголовное дело. Ранее – из-за переквалификации обвинения (см. пресс-релиз Фонда «Право Матери» N 15/1916 от 27 марта 2018 года) – количество потерпевших от действий Аджояна уже сокращалось вдвое (с восьми до четырех человек), к концу же процесса в деле осталась только одна потерпевшая – наша подопечная Ольга Валерьевна Тетерина.

Кроме того, следствие и суд отказались проверять медицинскую документацию Аджояна, практически на слово поверив подсудимому, что у него якобы есть «эпилепсия». У стороны потерпевшей есть обоснованные сомнения в наличии у Аджояна этого диагноза. Во время допросов в суде его сослуживцы, а также офицеры и медицинский работник части дали показания, что никто ни разу не видел, чтобы у Аджояна были проблемы со здоровьем или чтобы он принимал какие-либо медикаменты, на диспансерном учете под наблюдением врачей он не состоит. При этом противосудорожные препараты от эпилепсии невозможно приобрести без рецепта, а чтобы получить рецепт, необходимо наблюдаться у врача. Ни следствие, ни суд на настоятельные требования Фонда «Право Матери» проверить информацию о диагнозе подсудимого, который фактически голословно установлен со слов самого подсудимого, не среагировали должным образом, в соответствующих ходатайствах нам было отказано. Напомним, что обвинение по ст. 335 УК РФ (неуставные отношения) исчезло из дела только из-за «заболевания» Аджояна.

Сегодня обвиняемому было предоставлено последнее слово. Аджоян сказал, что считает себя «невиновным» в гибели Артема Тетерина и просил не лишать его свободы.

После совещания судья Вадим Павлюкович огласил приговор: 3 года колонии-поселения (в прениях прокурор просил для него 4 года, мать погибшего – 7,5 лет реального лишения свободы). Фонд «Право Матери» считает этот приговор чрезмерно мягким и обязательно обжалует.

Следите за пресс-релизами Фонда!

                                                     *      *      *


Проект “Бесплатная юридическая помощь и судебная защита членов семей погибших военнослужащих” реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Поддержите нашу работу, оформив ежемесячный автоплатеж в пользу Фонда «Право Матери» в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или, сделав разовое пожертвование на нашем сайте: http://mright.hro.org/help

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.