Допрошен следователь по делу о гибели в армии Артема Тетерина
Пресс-релиз №: 
34/1935
от: 
24/04/2018

СЕГОДНЯ, 24 АПРЕЛЯ Фонд «Право Матери» продолжил работать в Балашихинском гарнизонном военном суде по уголовному делу о гибели в армии Артема Тетерина (1993 г. р.) из Забайкальского края. На скамье подсудимых – сослуживец Артема, Усуб Аджоян. Ему предъявлено обвинение по ст. 116 УК РФ (побои) и ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства). В деле, кроме признанной потерпевшей матери погибшего Ольги Валерьевны Тетериной, есть еще потерпевшие – трое живых военнослужащих. Интересы матери погибшего представляет юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина. Дело слушает судья Вадим Павлюкович.

В сегодняшнем заседании был допрошен бывший начальник отделения управления в/ч 86655-Б лейтенант Сергей Захаренко (в данный момент он уже не является военнослужащим). Вот его показания, цитируем по материалам дела: «Рядового Аджояна У. Р. могу охарактеризовать как ушлого, «верткого», хитрого человека. Любил спорить и пререкаться. (…) Военнослужащие по призыву уважали и даже побаивались его. Аджоян У. Р. пользовался авторитетом среди всех призывников. Также хочу добавить, что указанного военнослужащего часто ставили дежурным по роте. То, что Аджояна У. Р. ставили дежурным по роте, говорит о многом. Ввиду того, что в части очень мало офицеров и военнослужащих по контракту, то после 18 часов в подразделении остается только дежурный по административной позиции, поэтому фактически дежурный по роте командовал всем личным составом по призыву части. Также могу пояснить о том, что в период службы Аджоян У. Р. часто хвастался тем, что является кандидатом в мастера спорта по боксу, при этом частенько прогуливал зарядку.

Помимо изложенного, хочу отметить, что по возвращению военнослужащих в роту, перед увольнением, тех которые были откомандированы в связи с возбуждением уголовного дела в отношении Аджояна У. Р., я интересовался у них относительно того, правда ли то, что Аджоян У. Р. издевался над ними. Так в ходе общения с рядовым Некрасовым последний пояснил мне о том, что Аджоян У. Р. применил к нему насилие в курилке, а также заставлял приседать, ходить гуськом, и т.д. Остальные военнослужащие также подтвердили, что Аджоян У. Р. к ним, а также к Тетерину А. А. применял насилие, однако подробностями данного я не интересовался, потому что кроме Некрасова с остальными военнослужащими был не знаком, а также потому, что мне было достаточно того, что они просто подтвердили данный факт».

Кроме того, на вопросы юриста Фонда «Право Матери» Надежды Кузиной свидетель Захаренко пояснил, что ему самому доводилось носить такой же бушлат, который был снят с трупа Артема Тетерина, и под дождем такой бушлат насквозь промокает за двадцать минут, в том числе и внутренний карман бушлата промокает (напомним, что в карманах одежды, снятой с трупа, были обнаружены документы Артема Тетерина – военный билет и паспорт, которые не имеют ни следов промокания, ни следов плесени, якобы после 5 месяцев якобы нахождения в лесу…).

Далее в процессе был допрошен следователь Андрей Хляпов, который вел это уголовное дело. Он был вызван в суд по ходатайству гособвинителя с тем, чтобы суд разрешил заявленное 3 апреля 2018 года юристом Фонда «Право Матери» важное ходатайство о проведении судебно-биологической и судебно-криминалистической экспертизы одежды, снятой с трупа Артема Тетерина после допроса всех участников осмотра места происшествия (см. пресс-релиз Фонда «Право Матери» N 22/1923 от 03 апреля 2018 года). Большинство участников осмотра места происшествия было допрошено в судебном заседании 18 апреля 2018 года (см. пресс-релиз Фонда «Право Матери» N 31/1932 от 18 апреля 2018 года). Следователь Илья Мосеев пояснил, что документы были извлечены из внутреннего кармана бушлата трупа, и извлекала их эксперт Наталия Морозова. Сама Наталия Морозова заявила, что не помнит из каких именно карманов бушлата она доставала документы, и отвечая на вопросы участников процесса заявила, что в данном случае необходима ситуационная экспертиза (та самая, которую мы просим назначить в своем ходатайстве, чтобы достоверно выяснить о состоянии одежды и извлеченных из нее документов все, что мы хотим об этом знать). А свидетель Иван Мельников, допрошенный в суде 20 апреля, заявил, что документы извлекались не из бушлата, а из куртки, и извлекались не сотрудниками полиции, а сотрудниками Военного следственного отдела. В сегодняшнем заседании и допрашивали сотрудника Военного следственного отдела Андрея Хляпова, следователя, работавшего по этому делу.

Он дал неожиданные показания в процессе, заявив, что к моменту его прибытия на место происшествия положение трупа уже было изменено работавшими на месте происшествия сотрудниками полиции, и документы уже были извлечены из карманов одежды трупа, поэтому он не может ничего пояснить – из каких именно карманов что извлекалось, и какое было изначальное положение тела.

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина спросила следователя Хляпова, подписывал ли он протокол осмотра места происшествия?

– Да, – ответил следователь Хляпов.

Далее юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина попросила огласить протокол осмотра места происшествия, в котором зафиксировано: «В 17 час. 10 мин. на место происшествия по вышеуказанному адресу прибыл старший следователь-криминалист ВСО по Ярославскому гарнизону капитан юстиции Хляпов А. А., с участием которого был произведен дальнейший осмотр места происшествия. Для удобства производства дальнейшего осмотра карманов одежды, труп разворачивается участниками следственного действия из положения «лицом к дереву» и положение «левым плечом к дереву». В ходе осмотра карманов одежды (внешних и внутренних) обнаружены письменные принадлежности (две ручки и карандаш), монета достоинством два рубля, два погона камуфляжной формы (…) Кроме того обнаружены паспорт РФ в обложке коричневого цвета на имя Тетерина А. А. (…), военный билет на имя Тетерина А. А.».

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина спросила следователя Хляпова, чем он может объяснить, что показания, данные им в суде сегодня, отличаются от информации, зафиксированной в протоколе осмотра места происшествия. В частности, в протоколе зафиксировано, что осмотр карманов одежды трупа и изменение места положения трупа производилась уже после прибытия его, Хляпова, на место происшествия, и с его, Хляпова, участием. На это следователь Хляпов заявил, что этот протокол составлялся не им, а следователем Мосеевым, поэтому он, Хляпов, ничего пояснить по этому протоколу не может, настаивает на том, что прибыл на место происшествия после того, как положение трупа было изменено, а документы извлечены из карманов.

– Но Вы же подписали этот протокол, Вы являлись одним из участников осмотра места происшествия и Вам, как следователю, известны правила осмотра места происшествия и составления протокола, - заметила юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина.

– Да, знаю. Ничего пояснить не могу, – ответил следователь Хляпов.

То есть фактически следователь Хляпов признал в суде, что протокол осмотра происшествия составлен с нарушениями, что туда занесена не соответствующая действительности информация и он, Хляпов, этот протокол подписал, а теперь ничего не может пояснить в суде по этому вопросу.

Эти люди делают свою работу на наши налоги и считают возможным делать ее так, как сегодня продемонстрировал в суде следователь Хляпов. И речь ведь в данном случае не о мытье полов или торговле пирожками, хотя и эту работу, безусловно, следует делать профессионально, если тебе за это платят деньги, речь – о гибели человека и установлении истинных причин и виновных в преступлении лиц. Артем Тетерин погиб во время выполнения своего долга перед Родиной. После проведенного следователем Хляповым следствия по делу, мы не знаем о гибели этого военнослужащего ничего: под сомнением дата гибели, место гибели, под сомнением характер смерти, под сомнением дата обнаружения тела, под сомнением все основные вещи, которые должны были быть в точности установлены следствием. Под сомнением вся эта рассказанная матери погибшего история, в которую ей предлагается поверить. Свой профессиональный долг следствие не выполнило.

Также юрист Фонда «Право Матери» попросила следователя Хляпова пояснить, в связи с чем им были направлены два однотипных запроса в очень короткий временной промежуток (23 июня и 31 июля 2017 года) Главврачу МУЗ «Камышинская детская городская больница» – он запрашивал медицинские сведения на Аджояна. На первый запрос пришел ответ за подписью главврача, что «предоставить сведения об обращениях за медицинской помощью, прохождении лечения, а также состоянии на учете в ГБУЗ «КДГБ» Аджоян У. Р, не представляется возможным ввиду отсутствия первичной медицинской документации. А после второго запроса отсутствующая информация внезапно оказалась в наличии – заверенный подписью того же главврача пришел выписной эпикриз (точнее – его светокопия) о пребывании Аджояна с 1 по 5 августа 2007 года в больнице. Юрист Фонда «Право Матери» спросила следователя Хляпова, зачем он в короткий промежуток времени направлял два одинаковых запроса, и что он делал для устранения противоречий в них – затребовал ли оригиналы документов, допрашивал ли врачей?

На это следователь Хляпов пояснил, что запросы направлял, так как от Аджояна и его защитника поступила информация о плохом состоянии здоровья обвиняемого, а допрашивать врачей и требовать оригиналы документов для выявления возможных подлогов и фальсификаций он «не счел нужным».

Следующее заседание по делу состоится 27 апреля в 9.30. Следите за пресс-релизами Фонда! 

*    *   *


Проект Бесплатная юридическая помощь и судебная защита членов семей погибших военнослужащихреализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Поддержите нашу работу, оформив ежемесячный автоплатеж в пользу Фонда «Право Матери» в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или, сделав разовое пожертвование на нашем сайте: http://mright.hro.org/help

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.