Новое ЧП в российской армии
Пресс-релиз №: 
21/1357
от: 
29/03/2011

СЕГОДНЯ, 29 марта в Фонд «Право Матери» пришла новая мама погибшего солдата с просьбой о помощи. Ее сын Алексей Буланов (1988 г. р.) был призван в армию 4 декабря 2010 года. Проходил военную службу в в/ч 61392 в Московской области. 22 марта 2011 года Алексей погиб.

Вот что рассказала нам Лариса Вячеславовна: «25 декабря 2010 года молодое пополнение, в том числе и мой сын, принимали присягу. После принятия присяги их отпустили в увольнение домой. За увольнение с каждого военнослужащего командир взвода лейтенант У. требовал привезти из дома дорогие спиртные напитки и закуску. Именно с моего сына он потребовал привезти две бутылки водки, закуску и 500 рублей. Из-за отсутствия денег я купила только одну бутылку водки и коробку конфет. Денег я не давала.

Второе увольнение у сына было с 4 по 6 февраля 2011 года. Перед увольнением сын позвонил мне и сказал, что командиру взвода нужно купить 10 пачек ксероксной бумаги и игровую приставку «Сега». Я сказала сыну, что у меня нет денег. Ему помогла его девушка Раиса. Она купила ему 3 пачки бумаги и 10 пачек соли. Кроме того, уезжая из увольнения, мой сын взял у знакомого мальчика игровую приставку «Сега». Эта приставка по настоящее время находится в части.

Следующее увольнение было с 18 по 20 марта 2011 года. Сыну было приказано с увольнения привезти 15 кг. белой краски, три пачки ксероксной бумаги и лычки старослужащим. Из-за отсутствия денег у меня и его девушки мы эти вещи купить не смогли. Когда я провожала сына в часть он постоянно в машине твердил: «Теперь мне хана». 19 и 20 марта 2011 года я видела, что на сыне не было лица, он был молчалив, задумчив. Я спросила его, что случилось. Он ответил, что перед увольнением лейтенант У. сказал ему «придешь из «увала», я тебя буду убивать».

22 марта 2011 года примерно в 15 часов мне позвонил заместитель командира бригады по воспитательной работе майор (фамилию не помню) и сообщил, что мой сын повесился. Он спросил, где я нахожусь, затем приехал по указанному мною адресу. С ним мы поехали в часть. По дороге он сказал, что смерть наступила с 2 часов до половины третьего дня. Считаю, что мой сын не мог сам повеситься, его или довели до самоубийства, а скорее убили, а затем инсценировали самоубийство.

Прошу оказать мне содействие в предании гласности этой информации через СМИ и Интернет».