Благодаря работе фонда «Право Матери» незаконные постановления отменены, независимая экспертиза приобщена и назначена комиссионная
Пресс-релиз №: 
29/2151
от: 
06/08/2021

02 августа 2021 г. 35-й гарнизонный военный суд (г. Петропавловск-Камчатский) получил жалобу Фонда «Право Матери на постановление следователя военно-следственного отдела по гарнизону Вилючинск майора юстиции Юрьева об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели старшины 1 статьи Дмитрия Пугачева, и на постановление об отказе в удовлетворении жалобы руководителя того же ВСО подполковника юстиции Гусейнова. Рассмотрение жалобы фонда состоялось сегодня, 06 августа.

Дмитрий проходил службу по контракту в в/ч 40194 (на корабле «Смерч») с 2009 года. До этого он работал в полиции, какое-то время был водителем, в общем, в армию пришел взрослым и ответственным человеком. Как и все истории фонда «Право Матери», эта тоже начинается с трагедии - когда 13 июня 2016 года в акватории бухты Крашенинникова был обнаружен труп военнослужащего, в котором опознали Дмитрия Пугачева. По данному факту началась следственная проверка.

Сам институт следственной проверки многократно был предметом дискуссий среди юристов и правозащитников, например, в том же 2016 г. высказывалась на эту тему Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Фонд «Право Матери» разделяет позицию, которая считает «проверку» неполноценной подменой расследования уголовного дела, лазейкой для ленивых сотрудников следственных органов по скорейшему «списанию» материалов в архив. Мы убеждены, что по факту гибели человека в армии, безусловно, должно сразу же возбуждаться уголовное дело, родители погибшего должны сразу же наделяться статусом потерпевших и соответствующим объемом прав, а дело должно расследоваться скрупулезно и эффективно.

Именно со всеми негативными последствиями «проверки» и выпало столкнуться родным Дмитрия Пугачева. Следствие очень быстро пришло к выводу, что Пугачев якобы был пьян и по этой причине выпал за борт. Эта версия лишила родных погибшего права на социальные выплаты и доступ к правосудию – ведь уголовное дело так и не было возбуждено. Тем не менее, родные Дмитрия долго верили, что следствие установит истину по делу, однако четырежды (!) следователем принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела (постановления от 12.07.2016, 30.08.2016, 20.03.2018, 24.07.2019), которые впоследствии отменялись (!) как руководителем следственного органа, так и военной прокуратурой Вилючинского гарнизона. Несчастные родственники ходили по кругу, а следствие упорно не хотело «напрягаться» - ведь версия о «пьянстве» была такой удобной…

Практически потеряв надежду, в поисках справедливости отец Димы, Юрий Парахин, в 2020 году обратился за консультацией в фонд «Право Матери». Мы рекомендовали в данной ситуации провести независимую экспертизу, чтобы аргументированно дезавуировать выводы экспертизы официальной. К сожалению, такие экспертизы проводятся за счет родных погибшего, и материальный фактор в подобных делах часто становится помехой для дальнейшего эффективного обжалования, но значение и важность альтернативного мнения экспертов-профессионалов очень велики. Так случилось и по делу Дмитрия Пугачева. В независимом заключении ООО Научно-Исследовательского Института «СТЭЛС» (г. Челябинск) перечислена масса противоречий и нарушений, допущенных в официальных заключениях СМЭ. Отец попытался самостоятельно приобщить данное заключение к материалам проверки, но снова, 07 июня 2021 г., был «отфутболен» - следствие не хотело «лишних» хлопот. Однако, не тут-то было.

Проанализировав документы, юристы фонда обнаружили, что в материалах проверки имеются сведения о тяжелом заболевании Дмитрия Пугачева, из-за которого у него могло произойти субарахноидальное кровоизлияние, потеря координации и падение за борт. Эти сведения имеются в медицинских документах, то есть о болезни Пугачева было известно и его командованию и медицинскому персоналу, однако никаких действий направленных на его лечение не предпринималось. Фонд «Право Матери» составил жалобу в суд, дело было назначено к слушанию на 06 августа 2021 г. Задачей фонда было признание незаконными и необоснованными постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и об отказе в удовлетворении жалобы о приобщении независимой экспертизы, и их отмена. Интересы отца погибшего представляла сегодня в суде юрист Фонда «Право Матери» Александра Богданова.

Жалоба, подающаяся в суд в порядке статьи 125 Уголовно-Процессуального кодекса РФ, на практике может быть удовлетворена двумя способами: собственно судом или же самим следственным органом, который, избегая негативной судебной практики против своего ведомства, получив повестку из суда, внезапно «самостоятельно» отменяет обжалуемое постановление накануне судебного заседания. Так произошло и на этот раз: заместитель руководителя военно-следственного отдела СК России по гарнизону Вилючинск капитан юстиции Алексей Пахомя 03 августа 2021 г. вынес Постановление об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и Постановление о назначении комиссионной медицинской судебной экспертизы (это является следствием приобщения к материалам экспертизы независимой). Таким образом, фонд «Право Матери» полностью добился выполнения поставленной задачи.

В судебном заседании Алексей Пахомя пояснил, что все требования фонда «Право Матери» выполнены.

Заслушав участников процесса, судья Ислам Абдулхалимов постановил, что обстоятельства, затруднявшие заявителю доступ к правосудию, устранены.  =

*     *     *

Проект Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы” реализуется фондом "Право Матери" с 1 февраля 2021 года с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.