Фонд «Право Матери» выиграл в Кемерово для матери ветерана, погибшего на «первой чеченской войне», дело о «неправильной монетизации льгот»
Пресс-релиз №: 
04/2182
от: 
07/02/2022

СЕГОДНЯ, 07 ФЕВРАЛЯ Фонд «Право Матери» выиграл новое судебное дело в рамках проекта Клиентоцентричность как залог повышения уровня социальной защиты и доступа к правосудию родителей и вдов погибших российских военнослужащих в условиях цифровизации и пандемии”, который реализуется фондом в 2022 году с использованием гранта Президента Российской Федерации.

Что такое «клиентоцентричность»? Это когда работа всех государственных органов ставит в центр человека, признает приоритет его прав и интересов. Помните, 5 декабря 1965 года, в тогдашний день Конституции, на Пушкинской площади собрались около 200 человек, «Соблюдайте свою Конституцию!» — было написано на самодельных плакатах. Теперь у нас не самодельный плакат в руках, а официальное распоряжении Правительства России №2816-р от 06.10.2021 года, которым утвержден перечень инициатив социально-экономического развития России до 2030 года. IY раздел перечня – «Государство для граждан» - содержит инициативу: «Клиентоцентричность». "Эта стратегическая инициатива как раз направлена на то, чтобы сосредоточить работу государственных органов вокруг интересов конкретного человека, сделать ведомства более внимательными к его запросам - будь то пенсионер, врач, учитель, работник предприятия или предприниматель", - указал 01 февраля 2022 г. Михаил Мишустин (цитата по ТАСС[1]). Глобальная цель нашего проекта - всемерное содействие в реализации данной инициативы в рамках работы с семьями погибших военнослужащих.

Итак, СЕГОДНЯ юристы «Право Матери» убедили в своей правоте Центральный районный суд г. Кемерово, в котором фонд действовал в интересах 66-летней матери погибшего ветерана боевых действий Маи Грезиной. Всё, что осталось у нее от сына – это семейное фото, сделанное в день накануне отправки сына в Чечню. Конечно, тогда никто не знал, что фото окажется последним…

Сержант Сергей Грезин с 31 декабря 1994 г. находился в составе мотострелковой бригады в городе Грозный, на переднем крае начавшейся войны… При захвате здания института нефтяной промышленности в январе 1995 года огнем своей боевой машины БМП-2 помог продвижению своего батальона. Эвакуировал с поля боя раненых в безопасное место. А сам погиб. Большой осколок разорвал ему шею и задел мозг. Как написано в официальном свидетельстве о смерти Сергея, он погиб от «огнестрельного осколочного сквозного ранения шеи с ушибом отделов головного мозга (боевая травма)». В этом же свидетельстве о его смерти указан лишь год и месяц его гибели – январь 1995 года - без числа.

16 января 1996 г. матери выдали удостоверение «о праве на льготы» и до 1 января 2005 г. Мая Михайловна пользовалась ими в «натуральной» форме. А потом в России случилась «монетизация льгот». Первая реформа, вызвавшая бурный протест простых людей, об этом много писали тогда в прессе. И, как и другим, вместо натуральных льгот Грезиной назначили «ежемесячную денежную выплату».

Льготников, подпадающих под действие федерального закона «О ветеранах» поделили на категории. Маю Махайловну и таких же как она отнесли к категории «060» вместо «064». Из-за этих трех цифр Мая Михайловна ежемесячно теряет деньги, например, сейчас вместо 4378 рублей она получает 1752 рубля в месяц. К сожалению, для огромного числа людей в России, подобная разница имеет значение. Даже в соответствии с новой методикой расчета «границы бедности», введенной Правительством России в ноябре 2021 года, численность населения с доходами ниже этой границы в третьем квартале 2021 года составила 16 миллионов человек[2] (по предыдущим подсчетам это число равнялось почти 20 миллионам человек). В результате же, для наших подопечных, таких как Грезина, «монетизированные» потери накопились с 2005 года в сумму более 350 тысяч рублей! И почему-то за это – за отъем денег у несчастных людей - никому не стыдно. Это ли клиентоцентричный подход? Безусловно, нет.

Обратившись в фонд «Право Матери», Мая Грезина получила подробную консультацию о своих настоящих правах и обратилась в Управление пенсионного фонда по своему месту жительства о перерасчете ЕДВ, однако получила отказ. Потому что ее сын, не доживший до своего 20-летия, тем не менее, прожил, по мнению, Пенсионного Фонда, на несколько дней дольше, чем «нужно» по закону: нет бы умереть до 16 января 1995 года, а он – 28 января. Поэтому УПФ матери отказал.

Задумаемся над прочитанным. Во-первых, это верх цинизма – никакого «разделения» по датам погибших на одной и той же войне быть не должно! Во-вторых, позвольте, откуда у Пенсионного фонда нарисовалась эта дата? Ведь день смерти Сергея не установлен!

…«Первая чеченская война» и все российские семьи, пострадавшие от нее – особая тема для фонда «Право матери». Всех этих людей мы считаем своими родственниками и не дадим обидеть или обмануть. Получив присланный Маей Михайловной отказ, фонд «Право Матери» начал готовить исковое заявление, собирать необходимые документы. Главный правовой аналитик Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова (готовившая иск), провела огромную подготовительную работу, сделала запросы во все возможные инстанции. Везде подтвердили слова матери: точной даты нет. Документов, подтверждавших бы дату «28 января», - нет.

Дело о «неправильной монетизации льгот», подготовленное фондом, поступило в суд 15 ноября 2021 года, прошло несколько слушаний, на которые из Москвы прилетали юристы фонда. Интересы матери погибшего в суде представляла СЕГОДНЯ юрист Фонда "Право Матери" Александра Богданова. Вела дело – судья Алина Алхимова.

Ответчика – Отделение Пенсионного Фонда России по Кемеровской области — Кузбассу – представляла Екатерина Балацкая. Она же подписала 11 января 2022 года возражения на иск фонда «Право Матери» с теми же аргументами, что мы уже видели в отказе ПФ: якобы согласно справки военкомата г Юрги от апреля 2007 г., дата гибели Грезина — 28.01.95, поэтому право на установление Грезиной ЕДВ в повышенном размере якобы отсутствует (погибать «надо» было до 16.01.1995 г.).

Суд, разумеется, направил запрос в военкомат, чтобы подтвердить или опровергнуть возникшую ниоткуда дату (28.01), и получил опровержение: дата гибели — январь 95, конкретный день отсутствует. Также в суд была направлена копия акта опознания тела от 25.01.95, согласно которому «опознано тело человека, погибшего в январе 95 года, опознан Грезин Сергей». Откуда в пенсионном деле Грезиной взялась справка 2007 года и дата 28.01 — так и осталось неизвестно.

Юрист Фонда поддержала исковые требования, приобщила наши пояснения по иску, судебную практику, и потребовала признать с 01 января 2005 года право матери Сергея Грезина на ежемесячные денежные выплаты в соответствии со статьей 23.1 Федерального закона от 12.01.1995 г. N 5-ФЗ «О Ветеранах» в размере, установленном для родителей погибших военнослужащих, приравненных к участникам Великой Отечественной войны; а также обязать ответчика произвести перерасчет с 01 января 2005 года – то есть, за все прошедшие 17 лет.

В прениях Екатерина Балацкая, как будто не слыша оглашенного судом ответа военкомата, акта опознания тела Грезина в день, когда он, по мнению ПФР был еще жив, зачем-то упорно поддержала свои возражения.

Рассмотрение дела шло с участием прокуратуры. Вначале ее представителем была Любовь Шестера, а сегодня – Елена Золотарева. Она поддержала позицию фонда «Право матери» и считала верным удовлетворить заявленные требования.

Заслушав позиции сторон, изучив материалы дела, председательствующая по делу судья Алина Алхимова вынесла решение: полностью удовлетворить иск Фонда «Право Матери». Отныне мать погибшего ветерана боевых действий будет получать ЕДВ в правильном, повышенном, размере, а кроме того Пенсионный фонд должен выплатить ей накопившуюся задолженность – более 350 тысяч рублей. Благодаря работе Фонда «Право Матери» социальная справедливость восстановлена!

*      *     *


Проект Клиентоцентричность как залог повышения уровня социальной защиты и доступа к правосудию родителей и вдов погибших российских военнослужащих в условиях цифровизации и пандемии” реализуется фондом "Право Матери" с 01 февраля 2022 г. с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.