Нельзя "прекращать" дела по фактам гибели призывников в армии
Пресс-релиз №: 
23/2145
от: 
25/06/2021

28 июня 2021 г. Фонд «Право Матери» будет работать в новом процессе в Улан-Удэнском гарнизонном военном суде по жалобе, поданной Фондом «Право Матери» в порядке 125 ст. УПК по делу о гибели в армии Ивана Ильина.  Иван Ильин (1993 г. р.) проходил военную службу по призыву в в/ч 11387.

В июле месяце 28 военнослужащих в/ч 11387 были откомандированы в в/ч 34411, в составе этой группы был Иван Ильин, его откомандировали для исполнения обязанностей такелажника. Из материалов дела известно, что 5 июля 2013 года, накануне отправки в новую часть, Иван Ильин обращается за медицинской помощью в санчасть с ОРВи, но медики санчасти признаков заболевания у него не находят, и он отправляется в командировку вместе со всеми.

В первый же день пребывания в новой части, 6 июля 2013 года, Ильин, как следует из материалов дела, не ложится спать после телесного осмотра (на котором он присутствует одетый в брюки, никаких телесных повреждений у него не находят) и отбоя, а покидает расположение казармы (его исчезновения якобы никто не заметил) и оказывается в машине «кунг», находящейся неподалеку, в лесном массиве. Вскоре, после полуночи, его обнаруживают двое военнослужащих патруля – с повреждениями в виде порезов на руке, некоторые из них настолько глубокие, что требуется операция – необходимо наложить швы, и солдата Ильина везут в ЦРБ г. Петровск-Забайкальский.

Из материалов дела, показания свидетельницы Натальи Е., медсестры приемного покоя Петровск-Забайкальской ЦРБ: «Я с 1992 года работаю в указанной больнице. 7 июля 2013 года в 2 часа 40 минут в нашу больницу поступил военнослужащий по призыву из в/ч 34411 рядовой Ильин И. А. с предварительным диагнозом: «резаные раны левого плеча». Данный военнослужащий был сопровожден офицером и еще одним военнослужащим по призыву. Ильин И. А. поступил в ЦРБ в удовлетворительном состоянии. При осмотре левого предплечья Ильина я обнаружила забинтованную рану и, судя по количеству запекшейся крови, она была большая, в связи с чем я не стала снимать повязку. Оставшись наедине с Ильиным, я сразу его спросила, что у него случилось и зачем это он сделал. Ильин неохотно шел на контакт и ответил мне, что он «суицид», а позже на мой вопрос: «Что, «дембеля» достали?» Ильин ответил: «И они тоже». Затем Ильин очень сильно начал плакать навзрыд. Когда он успокоился, я Ильина и его сопровождающих отправила в хирургическое отделение к хирургу М.»

Из материалов дела, показания свидетеля хирурга Петровск-Забайкальской ЦРБ М.: «7 июля 2013 года около 3 часов в хирургическое отделение поступил военнослужащий из в/ч 34411 Ильин И. А. с предварительным диагнозом «множественные резаные раны левого предплечья». При осмотре раны я обнаружил более 10 порезов, из которых 3 пореза были глубокие, на которые я впоследствии наложил швы. Данные раны не причинили Ильину серьезные повреждения, т.е. вены, сухожилия не были повреждены. Кроме этого физическое состояние у Ильина было удовлетворительное, но находился в подавленном состоянии. На операции мне ассистировала мед.сестра Худобердина Н. Д. До операции, во время операции, после операции я лично с Ильиным по поводу попытки суицида не разговаривал, а сам Ильин мне и при мне ничего не рассказывал. В тот же день, т.е. 7 июля 13 года около 3 часов 15 минут офицер и солдат, сопровождающие Ильина, а также сам Ильин вышли из отделения и сразу же услышал звон разбитого стекла, а затем забежала Х. и сообщила, что Ильин выбросился из окна. Я и офицер части сразу же побежали на улицу за корпус. Подбежав на место, куда упал Ильин, я сразу же начал оказывать ему первую мед.помощь, а затем подбежал реаниматолог и констатировали смерть».

Из материалов дела, показания свидетельницы Натальи Х.: «7 июля 2013 года около 3 часов в наше отделение поступил военнослужащий с в/ч 34411 Ильин И. А. с предварительным диагнозом «резаные раны левого предплечья». Сопровождали данного солдата офицер и еще один солдат. При поступлении в отделение Ильин находился в удовлетворительном состоянии, но был подавлен чем-то и с заплаканными глазами. На левом предплечье находилась повязка (бинт), при снятии которой я увидела порезы в количестве более 5 штук вдоль и поперек руки. Жизненно важные органы (вены и т.д.) данными порезами у Ильина не были задеты. Первичную хирургическую обработку ран Ильина осуществляла я, а операцию по заживлению порезов осуществлял врач-хирург М. До операции, во время операции, после операции я и М. с Ильиным на тему зачем и почему он, Ильин, порезал вены, не разговаривали, чтобы не расстраивать его. После операции М. вышел к сопровождающему Ильина офицеру и сказал, что они все могут ехать обратно в часть. Примерно через 3 минуты я услышала звон разбитого стекла, а затем в отделение забежал солдат, который сопровождал Ильина, и закричал, что Ильин выбросился из окна. Я сразу же сообщила о данном факте М. и позвонила в реанимацию. М. сразу же вместе с врачом-травматологом Д., а также с врачом реаниматологом побежали на улицу, а я осталась в отделении. Позже от М. я узнала, что Ильин при падении с 4-го этажа скончался на месте. Хочу уточнить, что мне не известны причины совершения самоубийства Ильиным И. А.»

Из материалов дела, судебно-медицинская экспертиза: «(…) при судебно-медицинском исследовании трупа Ильина И. А. обнаружены множественные (24) резаные раны на внутренней поверхности левого предплечья: в нижней трети имеются 13 горизонтально расположенных поверхностных ран; перпендикулярно к данным поверхностным ранам имеются три вертикально расположенные поверхностные раны; в средней трети три резаные раны, расположенные косо-горизонтально, в верхней трети три вертикально расположенные резаные раны».

7 июля 2013 года следователем-криминалистом ВСО СК РФ по гарнизону Сосновый Бор капитаном юстиции Гайдовым М. В. по факту гибели Ивана Ильина было возбуждено уголовное дело. Органами предварительного расследования неоднократно принималось решение о прекращении уголовного дела «за отсутствием события преступления». Эти решение отменялись военной прокуратурой по Улан-Удэнскому гарнизону в связи с неполнотой расследования. Тем не менее, старший следователь ВСО СК РФ по гарнизону Сосновый Бор майор юстиции Шклюдов А. А. вновь вынес постановление о прекращении уголовного дела «за отсутствием события преступления», которое – вопреки требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ не является законным и обоснованным.

В материалах уголовного дела имеются сведения о возможном вымогательстве денег сослуживцами у Ивана Ильина, которым не дана правовая оценка (в обжалуемое постановление следователь предпочел их не включать). В материалах уголовного дела также есть сведения о возможном применении неуставных отношений к Ивану Ильину.

Фонд «Право Матери» требует признать постановление старшего следователя ВСО СК РФ по гарнизону Сосновый Бор майора юстиции Шклюдова А. А. о прекращении данного уголовного дела – незаконным и необоснованным, а также обязать должностных лиц устранить допущенные нарушения. Интересы родителей погибшего Татьяны Александровны и Анатолия Григорьевича представляет юрист Фонда «Право Матери» Александра Богданова. Начало судебного заседания в 16.00. 

*      *      *


Проект Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы” реализуется фондом "Право Матери" с 1 февраля 2021 года с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.