"Очень не повезло с воинской частью" - продолжается процесс о смерти в армии призывника
Пресс-релиз №: 
40/2086
от: 
21/07/2020

13 и 20 ИЮЛЯ Фонд «Право Матери» продолжал работать в Наро-Фоминском гарнизонном военном суде по уголовному делу о гибели в армии Сослана Газзаева (1994 г. р.). Интересы отца погибшего в процессе представляет старший юрист Фонда «Право Матери» Леонид Лагода.

Сослан был призван в армию 2 июля 2018 года, проходил военную службу в в/ч 91701. Через два с половиной месяца он скончался – по официальной версии от менингита - в 35 отделении реанимации и интенсивной терапии 1586-го военного клинического госпиталя в Подольске – но поступил в госпиталь он уже в слишком тяжелом состоянии…

На скамье подсудимых его командир Виктор Згура, который до последнего игнорировал жалобы солдата на ухудшение состояния здоровья. Згуре предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека). Дело слушается судьей Халиным Сергеем Леонидовичем с 16 июня 2020 г.

В заседании 13 июля в суде были допрошены свидетели по делу, в том числе, командир дивизиона подполковник Еремин. Он подтвердил свои показания, данные на следствии, а именно – что на учениях он вместе с подчиненными жил в палаточном лагере, у них была проблема с водой. Об этом он докладывал замполиту Кизилову и заместителю по тылу Кудря.

20 июля в суде был допрошен Евгений Титов (командир операционно-перевязочного взвода медицинской роты - врач «соседней» войсковой части 31985). Он рассказал, что в модуле, где проживали военнослужащие его части, вода была (был организован ее подвоз и закачка в резервуары), душевые и санузлы работали. О том, что рядом с территорией полевого лагеря есть колодец, он знал, вода в нем был грязная. На оперативных совещаниях при командовании своей в/ч 31985 он докладывал о наличии этого колодца и ставил вопрос о запрете военнослужащим пользоваться непроверенной водой из колодца. Также его подчиненные докладывали, что ими оказывается медпомощь военнослужащим других в/ч, в том числе и в/ч 91701, где служили Згура и Сослан Газзаев. Когда Титов попытался позвонить одному из врачей (кому именно не помнит) медроты в/ч 91701 и разобраться в сложившейся ситуации, то ему сообщили, что врачи в/ч 91701 на полигон не выехали, а поехал какой-то фельдшер.

После Титова в суде выступил отец погибшего, Тамази Александрович Газаев. Он рассказал, что его младший сын Сослан рос здоровым ребенком, хронических заболеваний не имел. Во всем помогал ему. Очень уважительно относился к старшим и родным. Когда Сослан вырос, то сам стал разводить и выращивать скотину (одновременно выкармливал 16 бычков). Деньгами, вырученными от продажи мяса, помогал своей сестре и брату. При учебе в институте постоянно ездил в стройотряды на Север. В армию пошел служить с желанием. Насколько ему известно по прибытию в в/ч Сослан даже не прошел курс молодого бойца. Когда Сослан был на учениях, то говорил, что в лагере нет воды. Впоследствии это подтвердили сослуживцы сына. Привозная вода была мутная. Воду для питья покупали у гражданских лиц. Медицинское обслуживание отсутствовало. Заболевших военнослужащих, в том числе и Сослана, от исполнения обязанностей по службе не освобождали.

После смерти Сослана его тело из в/ч забирал старший сын Тамази Александровича и брат Сослана - Александр. Командование в/ч помощь в транспортировке гроба ему не оказало. После похорон (22.10.2018) Сослана, он в своем военкомате узнал, что 23.10.2018 к ним заходил отмечать командировку офицер из в/ч 91701. В его командировочном удостоверении было указано, что он прибыл для сопровождения гроба. Этим офицером был… Згура. Но на похоронах Згура не был, гроб не сопровождал, и к ним не приходил. За прошедшие 2 года Згура не звонил, прощения не попросил… В заключение своего выступления Тамази Александрович сказал, что «никакого снисхождения Згура не заслуживает. А Сослану очень не повезло с воинской частью…»

Далее суд приступил к допросу подсудимого Згуры, который свою вину признал и подтвердил показания данные на предварительном следствии, в частности, что термометрия и телесные осмотры не проводились – «не было времени». Когда около 10 военнослужащих заболели, в том числе, и Газзаев, то он их, по указанию Еремина, направил в медпункт, расположенный в районе дислокации полка. Старшим назначил Малыгина. После Малыгин доложил ему в присутствии Еремина, что медпункт они не нашли и медпомощь им не оказана (см. пресс-релиз фонда «Право Матери» N 36/2082 от 09.07.2020 г.- якобы развернутые медицинские палатки оказались муляжами – об этом свидетель Малыгин дал показания на следствии и в суде).

После этого военнослужащие были направлены Згурой на позицию, т.к. должны были состояться боевые стрельбы. Других мер для направления военнослужащих в медучреждения и оказания им медицинской помощи он не предпринимал.

Далее Згура сообщил, что после смерти Газаева, по распоряжению вышестоящих командиров, кого именно, он не помнит, он дал указание переписать книгу термометрии по данным, относящимся к Газзаеву. А 23 октября 2018 года, когда привозил документы на Газаева в военкомат, в г. Ардон, не пошел беседовать с родителями, в том числе и потому, что «испугался».

На вопрос судьи: «Почему, за два года, Вы так и не принесли извинений родственникам?» - Згура ответить ничего не смог.

Следующее судебное заседание назначено на 24 июля 2020 . Следите за пресс-релизами фонда!

*     *     *


Проект “Доступ к правосудию членов семей погибших российских военнослужащих в новых условиях судебной реформы” реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем обращающимся в фонд семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своём личном кабинете Сбербанка Онлайн (инструкция: https://mright.hro.org/sber-online ) или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

  • Мы тратим ваши пожертвования на:
  • Технические расходы (телефон, бумага, копировальные и пр.) при подготовке к делу,
  • Самые дешевые авиа- или ж/д- билеты туда-обратно (на все заседания, сколько их будет),
  • Проживание юриста в эконом-гостинице во время суда.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.