Потеря каждого из нас – невосполнима. Фонд отсудил 2,5 миллиона рублей с Минобороны РФ
Пресс-релиз №: 
41/2163
от: 
06/10/2021

СЕГОДНЯ, 06 ОКТЯБРЯ Фонд «Право Матери» выиграл очередное судебное дело в рамках проекта Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы”, который реализуется фондом с использованием гранта Президента Российской Федерации.

На этот раз юристы «Право Матери» убедили в своей правоте Кировский районный суд г. Хабаровска, в котором фонд представлял интересы отца погибшего военнослужащего Петра Бормотова по иску о компенсации морального вреда, причиненного ему гибелью сына в армии.

Алексей Бормотов был призван в армию в мае 2010 года. Из материалов дела: «26 июля 2010 года, около 16 часов 45 минут, механик-водитель Копуш, по указанию начальника расчета лейтенанта Андреюка, стал выгонять боевую машину на улицу. При этом Копуш достоверно зная, что главный цилиндр сцепления отсутствует на штатном месте, завел машину на передаче, так как сцепление не работало, начал движение вперед и не справился с управлением. В результате этого боевая машина под его управлением придавила рядового Бормотова, который напротив бокса мыл бронированный тягач, в результате чего Бормотов получил множественные грубые, не совместимые с жизнью повреждения груди и живота, от которых скончался на месте происшествия».

Непосредственно после совершения преступления Копуш скрылся, в течение многих лет ему удавалось избегать ответственности за гибель Алексея Бормотова. 27 июня 2019 года Краснореченский гарнизонный военный суд (г. Хабаровск) вынес по этому делу приговор, признав Антона Копуша виновным по ч. 2 ст. 350 УК РФ, назначив ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 года и освободив его от отбывания назначенного наказания в связи с «истечением срока давности совершенного преступления». Разумеется, такой приговор отца не устроил и Петр Иванович обратился в Фонд «Право Матери» с просьбой наказать виновных в гибели сына, используя механизм гражданской компенсации морального вреда. Фонд «Право Матери» подал от имени отца погибшего иск в суд (иск составлен ведущим юристом Фонда «Право Матери» Татьяной Сладковой).

Слушания по этому делу длились в Хабаровске с 07 июля 2021 г. (Фонд «Право Матери» чрезвычайно признателен ПАО «Аэрофлот-Российские авиалинии» за помощь в организации перелетов юристов). Интересы отца погибшего поочередно представляли в процессе юристы Фонда «Право Матери» Александра Богданова, Надежда Кузина и Татьяна Сладкова. Позиция Фонда: боевая машина, в результате эксплуатации которой Алексею Бормотову была причинена смерть, является источником повышенной опасности, а значит, компенсация морального вреда осуществляется, не только в соответствии со ст. 1068 и 1069, но и в силу ст. 1100 Гражданского кодекса РФ. Гибелью сына истцу причины неизмеримые нравственные и физические страдания.

Из пояснений Петра Бормотова: «…Погиб мой единственный сын. Вот уже почти одиннадцать лет меня не покидает чувство острой потери. Алексей мечтал стать врачом и поэтому поступил в наш медицинский техникум, где отучился год до призыва в армию. Из него мог получиться хороший, понимающий медик. По вечерам у него было занятие по душе: в свободное время он писал в тетрадке рассказы, консультировался со мной по поводу написания диалогов героев, построения предложений и главной мысли произведения. В дальнейшем эти увлечения могли развиться во что-то более серьезное, чем я и моя жена могли бы гордиться. В его жизни отсутствовали такие «увлечения», как табак, наркотики, алкоголь. Он был скромным, добрым, отзывчивым, тактичным мальчиком, у него даже не было девушки; письма из армии он писал матери.

Пишу это сейчас, а у самого слезы на глаза наворачиваются, не вижу букв, вспоминая прошедшее. Моего мальчика больше нет! Никогда его мне не увидеть, не обнять, не ощутить радость родства и единения. В душе буря чувств, и эту боль потери ничем не унять... Мир перестал быть прежним. В нем не стало моего сына, не будет внуков, которых хотелось бы увидеть и помочь с их воспитанием. Ушло веселье… Здоровья эта трагедия нам, естественно, не добавила, зато жизнь испортила качественно… у меня развилась депрессия, которую я не сразу распознал, так как ранее с этим не сталкивался. Тянется эта депрессия до сих пор, проявляется в основном осенью или весной, но может начаться и «внепланово» после каких либо событий, напомнивших о сыне и спровоцировавших воспоминания о нем. Мало того, меня постоянно беспокоит тяжелое состояние жены. Она беспрерывно болеет: то сердце прихватит, то головные боли достают; в общем, пьет таблетки горстями до и после еды. Жалуется, что сил нет и та работа по дому и хозяйству, которую раньше выполняла не замечая, дается теперь тяжело и через силу.

Никакие психологи со мною не работали, и льгота у меня одна: это пенсия по потере кормильца. Мы с женой по национальности коми-пермяки, представители малой народности; осталось нас в Коми-пермяцком округе около 60 тысяч, и потеря молодых для каждого из нас – невосполнимая утрата.

Проживаю я с женой в деревянном двухквартирном муниципальном доме без удобств, который был перевезен и установлен в этом месте в 1927 году. А в начале 2019 года, после того как мы наняли независимую экспертизу, здание признали аварийным и подлежащим сносу. В администрации города пояснили, что ждать расселения придется еще лет десять. А мы уже не молоды и можем не дождаться обещанного. Если бы сын был жив, он помогал бы мне в ремонте дома, его благоустройстве. Одному мне это уже не под силу…

Десять лет тянулось следствие, которое вымотало меня морально и физически. Командование части всячески пыталось затормозить следствие, чтобы скрыть халатное отношение к своим обязанностям, игнорировало соблюдение правил техники безопасности, в связи с чем и произошла гибель моего сына. Также командование позволило подозреваемому сбежать из части; его потом долгое время не могли отыскать. Бесконечные открытия и закрытия дела, назначение экспертиз, перетасовка следователей, затягивание следствия истрепали мне все нервы; казалось, следствию нет конца. Каждый год ждешь окончания дела, а оно не заканчивается. Сколько всего пришлось пережить за это время, невольно вспоминая и переживая всё заново...

Невозможно всю душевную боль переложить на бумагу; кто потерял своего единственного ребенка, тот меня поймет…».

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина, представлявшая сегодня интересы отца погибшего, потребовала взыскать в пользу Петра Бормотова компенсацию морального вреда, причиненного ему гибелью сына.

На первом слушании по делу, 07 июля 2021 года, представитель ответчика Ольга Дзюба представила возражения на исковое заявление: ответчик, по сути, попытался оспорить приговор гарнизонного военного суда, на что фонд «Право Матери», разумеется, представил свои обоснованные возражения Суд, проанализировав позиции сторон, пришел к выводу о необходимости привлечь прокурора.

В последующих заседаниях представителем противоположной стороны была Оксана Коваленко, а сегодня – Ирина Курамшина. Она точно также просила суд отказать отцу погибшего, предлагая Петру Бормотову побегать по стране в попытках взыскать что-нибудь непосредственно с Копуша.

Привлеченная в процесс по инициативе суда Лариса Барсукова представила заключение прокурора, однозначно высказавшись в поддержку исковых требований фонда «Право Матери».

Председательствующий по делу судья Сергей Арефьев, заслушав позиции сторон, изучив материалы дела, вынес решение: взыскать с Министерства Обороны РФ за счет казны Российской Федерации, компенсацию морального вреда в пользу Петра Бормотова в размере 2,5 (двух с половиной) миллионов рублей. 

*      *      *


Проект “Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы” реализуется фондом "Право Матери" с 1 февраля 2021 года по 31 января 2022 года с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.