Сердце Саши Шерера, наконец, будет захоронено?..
Пресс-релиз №: 
26/2072
от: 
18/06/2020

СЕГОДНЯ, 18 июня Судебная коллегия по уголовным делам Южного окружного военного суда рассматривала апелляционную жалобу Фонда «Право Матери», поданную на постановление судьи Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 5 февраля 2020 года по делу о гибели в армии Александра Шерера.

Саша Шерер погиб на 102-й военной базе российских войск в Республике Армения. Ему было двадцать лет. В качестве официальной версии гибели военные назвали родителям Шерерам Елене Владимировне и Евгению Владимировичу - «острый интрамуральный инфаркт миокарда», эти выводы о причине смерти были сделаны экспертами филиала N 2 Федерального государственного казенного учреждения «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Министерства обороны Российской Федерации (г. Ростов-на-Дону) Виноградовым, Кравцовым, Мокеевым. Следствие установило, что 25 февраля 2014 года у Александра произошел конфликт с сослуживцем Косиновым. В ходе конфликта Косинов применил к Александру борцовский прием (захват рук и бросок через бедро), после чего Александр упал на спину, начал задыхаться, хрипеть, а затем впал в бессознательное состояние. Попытки оказания медицинской помощи не были результативными, Александр Шерер скончался. Получив консультацию в Фонде «Право Матери», отец погибшего повез тело сына за тысячу километров на независимую экспертизу и там внезапно узнал, что из тела его сына изъято сердце. Три года Фонд «Право Матери» с помощью ходатайств, жалоб и судебных процессов бился за возвращение сердца Александра Шерера родителям и, наконец, через три года сердце вернули, родители смогли предоставить его независимому эксперту для исследования. (Затем, после очередной госэкспертизы по делу – Шереры снова не могли получить сердце сына для захоронения, и нам снова пришлось биться за возвращение сердца). Независимая экспертиза показала, что Саша погиб насильственной смертью – от удара в рефлексогенную зону. Независимая экспертиза также пришла к выводу, что «все описания патологических состояний в предыдущих экспертных заключениях относятся к категории вымышленных. (…) глубокая несопоставимость естественных возрастных процессов в разных тканях в представленном гистологическом архиве (тотальное атеросклеротическое поражение сосудов при практически здоровом миокарде) позволяют заключить, что препараты взяты из разных трупов людей, возраст которых колебался в большом диапазоне, вплоть до 60-70 лет»...

Уголовное дело против Косинова несколько раз открывалось и вновь закрывалось. Выводы следствия не менялись, ответственность за гибель Саши и за фактическую фальсификацию причины его гибели до сих пор никто не понес. По делу Шереров Фондом «Право Матери» подана жалоба в Европейский Суд по Правам Человека, которая признана приемлемой и коммуницирована ЕСПЧ.

В Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд Фонд «Право Матери» обратился с жалобой (составлена ведущим юристом Фонда «Право Матери» Татьяной Сладковой) в порядке ст. 125 УПК РФ на два постановления от 01.09.2019 г. следователя по особо важным делам второго ВСО ВСУ СК России по ЮВО капитана юстиции Фадеева И. В.: о частичном прекращении уголовного преследования Косинова и о прекращении уголовного дела. Однако суд (судья Армен Багдасаров) отказал родителям погибшего в удовлетворении требований жалобы. Фонд «Право Матери» подал апелляционную жалобу на это постановление суда.

Процесс начался 26 марта 2020 года, но в тот день адвокат Косинова, Чувилькин прислал в суд телеграмму, что он занят в другом процессе. При этом господин Чувилькин не пояснил, желает ли он вообще участвовать в рассмотрении жалобы в суде апелляционной инстанции. Все участники, явившиеся в процесс, высказали мнение, что жалобу возможно рассмотреть в отсутствие адвоката Чувилькина, однако судья Станислав Жидков, слушающий дело, перенес процесс на 23 апреля 2020 года, и оно попало на период ограничительных мер в связи с пандемией коронавируса. Поэтому судебная работа по делу возобновилась лишь сегодня.

Интересы родителей погибшего представлял юрист Фонда «Право Матери» Леонид Лагода. Он изложил позицию Фонда: постановление Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 5 февраля 2020 года не соответствует фактическим обстоятельствам дела и вынесено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Юрист Фонда «Право Матери» потребовал обжалуемое Фондом постановление отменить, признать оба обжалуемых в суде первой инстанции постановления следователя Фадеева незаконными, обязать устранить допущенные нарушения.

Прокурор отдела военной прокуратуры Южного военного округа Алексей Митьков и адвокат Косинова (не тот, который давал телеграмму в суд в первом заседании, и из-за него дело отложили, а другой – Юрий Бачурин, адвокат по назначению) дружно выступили против удовлетворения жалобы Фонда «Право Матери».

Судья Станислав Жидков, заслушав позиции сторон, изучив материалы дела, отказал родителям погибшего в удовлетворении жалобы. Отказы как первой, так и апелляционной инстанций по делу Шереров были необходимы нам в рамках подготовки дела к слушанию в ЕСПЧ. Кроме того, как это зачастую бывает по нашим делам, сам факт обращения в суд сдвигает с мертвой точки не решавшуюся до того проблему.

Внезапно родителям погибшего, наконец, пообещали вернуть сердце их сына (до настоящего момента им в этом отказывали и Шереры боялись, что сердце их сына попросту уничтожат). По рекомендации юриста Фонда мать Саши обратились к начальнику 111 Главного Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз главному судебно-медицинскому эксперту Министерства обороны П. Пинчуку с просьбой вернуть им сердце сына: «Из Вашего ответа, полученного 07.11.2019 года следует, что постановление от 12.10.2018 г. является действующим и сердце, и другие материалы моего сына являются вещественным доказательством. Считаю, что Ваш ответ не является правдоподобным, поскольку следователь Фадеев, Карпов в своих письмах утверждают, что они вам направили уведомление, что сердце моего сына и другие материалы не являются вещественным доказательством.

Таким образом Вы вводите меня и моего мужа в заблуждение, а точнее сказать – обманываете, что сердце моего сына и другие материалы являются вещественным доказательством, и тем самым незаконно удерживаете сердце и другие материалы, не возвращаете их нам, как это положено по закону.

Прошу Вас сообщить мне, когда я могу получить в соответствии с законодательством сердце моего сына и другие материалы, незаконно удерживаемые Вами.

Также мы думаем, что сердце и другие материалы удерживаются Вами умышленно, так как эксперты Вашего филиала в свое время провели экспертизу, незаконно изъяли сердце, аорту, сорочку целиком, и поэтому Вы заинтересованы, чтобы не возвращать сердце и другие материалы моего единственного сына. Сколько можно над нами издеваться?

Мой ребенок родился с сердцем, и оно билось 20 лет, пока Ваши эксперты его не вынули целиком. Отдайте, мы его захороним, ведь мой мальчик сейчас лежит без него».

На фоне происходящего судебного процесса родители погибшего получили, наконец, ответ на свое обращение: «фрагменты сердца трупа Вашего сына Шерера А. Е. могут быть переданы Вам лично в удобную для Вас дату».

Фонд «Право Матери» обязательно отследит, чтобы эта передача сердца сына родителям состоялась.

*     *    *


Проект “Доступ к правосудию членов семей погибших российских военнослужащих в новых условиях судебной реформы” реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем обращающимся в фонд семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своём личном кабинете Сбербанка Онлайн (инструкция: https://mright.hro.org/sber-online ) или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

  • Мы тратим ваши пожертвования на:
  • Технические расходы (телефон, бумага, копировальные и пр.) при подготовке к делу,
  • Самые дешевые авиа- или ж/д- билеты туда-обратно (на все заседания, сколько их будет),
  • Проживание юриста в эконом-гостинице во время суда.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.