25-я годовщина начала первой "чеченской войны"
Пресс-релиз №: 
39/2040
от: 
11/12/2019

На этой неделе мы вспоминаем события Чеченской войны, которая принесла горе в дома стольких семей. 9 декабря 1994 года президент РФ Борис Ельцин издал указ N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта». В этот же день правительство РФ приняло постановление N 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности РФ, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа». 11 декабря 1994 года Борис Ельцин подписал указ N 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка, общественной деятельности на территории Чеченской Республики». В день подписания указа части войск МО и ВВ МВД РФ вошли на территорию Чеченской Республики.

Первая, потом и вторая чеченские войны унесли тысячи жизней и сломали тысячи людских судеб. Фонд «Право Матери» считает, что государство так и не отдало сполна свой долг семьям, потерявшим сыновей, мужей и отцов в этих войнах. 25 лет – огромный срок, родители погибших стареют, они не вечны. Самое время было бы расплатиться с ними за то, что им пришлось пережить.

Хотя бы с теми из них, кто, не получив от государства сведений о судьбах своих пропавших без вести детей, бросив работу и дом, искали их в воюющей Чечне под бомбежками, потом – их тела в вагонах-рефрижераторах, а затем – ожидали новостей из Ростовской судебно-медицинской лаборатории – удалось ли идентифицировать тело их сына или мужа, или не удалось. На сайте Фонда можно найти множество трагических историй о страданиях мам и жен, разыскивавших своих пропавших без вести сыновей и мужей. Пока они – а вместе с ними и мы – жили на войне, вся остальная страна жила, как ни в чем не бывало.

В 2014 году Фонд «Право Матери» придумал большой проект помощи семьям пропавших без вести в первую Чеченскую кампанию. Проект был призван прежде всего помочь тем мамам, которые поехали за своими сыновьями в воюющую Чечню, как, например, сделала это Роза Зуберовна Халишхова, искавшая своего сына в Чечне пять лет и сама попадавшая в плен к боевикам. Эти мамы голыми руками откапывали останки, годами опознавали обгоревшие тела в Ростовской лаборатории. Они разыскивали детей за свой счет, продавали последнее имущество, чтобы продолжать поиски. Неужели все эти перенесенные людьми безмерные страдания не достойны хотя бы тех же компенсаций, которые принято выплачивать людям, потерявшим своих близких, например, в авиакатастрофах?

Мы всегда говорили о том, что наше государство в неоплатном долгу перед этими семьями. Но в 2014 году проект Фонда «Право Матери» не был одобрен Национальным Благотворительным Фондом, хотя мы собирались заниматься им на волонтерских началах. (Мы не просили себе зарплат в рамках этого проекта. И мы можем заняться этим проектом, если найдутся спонсоры, готовые его профинансировать).

Потом на повестке дня оказались следующие войны, войн всегда хватает с избытком на все поколения мужчин в нашей стране. И про Чечню с ее ветеранами, жертвами и осиротевшими семьями стало как бы не принято говорить. Как будто их и не было. А ведь они есть. Они ждут. Они до сих пор ждут от государства и общества признания, что их близкие, погибшие при выполнении своего боевого долга в Чечне, погибли не напрасно.

Все 25 лет Фонд «Право Матери» помогал и продолжает помогать семьям погибших в Чечне солдат и офицеров. Нам до сих пор приходится судиться в их интересах, сейчас в основном – за доплаты к пенсии по случаю потери кормильца, которые ни один военкомат ни разу ни одной семье не назначил добровольно, без решения суда. Какие бы пафосные слова ни произносились на похоронах очередного ветерана очередной военной кампании, правда в том, что слова останутся лишь словами, а на деле, чтобы получить положенные по закону выплаты, эти семьи по-прежнему вынуждены идти в Фонд «Право Матери» за помощью. 

*      *      *


Чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.