«Нет ничего дороже детей» - Фонд «Право Матери» отсудил 1,5 миллиона рублей с Минобороны РФ для матери умершего призывника
Пресс-релиз №: 
36/2158
от: 
20/09/2021

СЕГОДНЯ, 20 СЕНТЯБРЯ Фонд «Право Матери» выиграл очередное судебное дело в рамках проекта  “Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы”,  который реализуется фондом до 31.01.2022 года с использованием гранта Президента Российской Федерации.

На этот раз юристы «Право Матери» убедили в своей правоте Ардонский районный суд Республики Северная Осетия - Алания, в котором фонд представлял интересы матери погибшего военнослужащего Валии Газаевой по иску о компенсации морального вреда, причиненного ей гибелью сына в армии.

Ее сын Сослан Газзаев был призван в армию 2 июля 2018 года и проходил военную службу в в/ч 91701. А 19 октября 2018 года скончался в отделении реанимации и интенсивной терапии 1586 Военного клинического госпиталя в Подольске: Сослан поступил в госпиталь в тяжелом состоянии из-за того, что его командир Згура до последнего игнорировал жалобы солдата на ухудшение состояния здоровья. Згуре было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293 Уголовного Кодекса РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека).

В ходе уголовного судебного процесса, который длился полгода, выяснилось, что во время выезда солдат части на учения в Нижегородскую область (в октябре, в условия палаточного лагеря), командование части никак не позаботилось о предотвращении заболеваемости среди участвующих в учениях солдат, а также об оказании заболевшим медицинской помощи. Солдаты проживали в антисанитарных условиях, пользовались непригодной водой из ближайшего колодца, ходили в сырой одежде, которая не успевала просохнуть после стирки. Разумеется, многие заболели, среди серьезно заболевших был и Сослан Газзаев. Вместо оказания заболевшим какой-либо реальной медицинской помощи, Згура отправил их в госпиталь, который оказался в прямом смысле муляжом – там не было ни медиков, ни лекарств. Обратно заболевшие солдаты топали 25 км. пешком под проливным дождем. Никаких иных попыток оказать заболевшим помощь Згура не предпринял. 11 ноября 2020 года Наро-Фоминского гарнизонный военный суд признал Згуру виновным по предъявленному обвинению.

Также по ходатайству Фонда «Право Матери», суд вынес частное постановление в адрес командования Кантемировской танковой дивизии (куда входит в/ч 91701, в которой служил и погиб Сослан Газзаев) о недопущении неисполнения и ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей командованием в/ч 91701 в части непринятия мер по осуществлению санитарно-противоэпидемических (профилактических) и лечебно-профилактических мероприятий, направленных на охрану здоровья военнослужащих.

11 января 2021 года приговор Наро-Фоминского гарнизонного военного суда утвердила апелляционная инстанция Второго Западного окружного военного суда, после чего он вступил в законную силу.

К несчастью, ковид не обошел стороной и семью Газаевых, болезнь прошла нелегко… Наконец, собравшись с силами, родители снова обратились в фонд «Право Матери» за помощью. Проанализировав законодательство, изучив судебную практику и материалы дела, фонд «Право Матери» направил иск в суд. Слушания по этому, гражданскому, делу длились в Ардоне с 20 августа 2021 г.

Интересы матери погибшего представляла ведущий юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова. Она изложила позицию Фонда: гибелью сына при прохождении им военной службы в армии, было нарушено личное неимущественное право Газаевой на семью, ее уважение и защиту, право на неприкосновенность родственных и семейных связей; нравственные и физические страдания матери неизмеримы.

Из пояснений Валии Газаевой: «…Армия убила моего сына, забрала у меня смысл жизни. Армия не понимает и не воспринимает эту боль, ведь место моего сына в строю уже занял другой призывник.

19 октября 2018 года, когда я услышала весть о гибели своего сына, в душе у меня всё оборвалось, вся моя жизнь поделилась на «до» и «после», жизнь перевернула меня верх дном. В той, прошлой жизни, у меня были друзья, мечты и планы на жизнь, работа, уверенность в завтрашнем дне. С того момента, как мой сын погиб, вся моя жизнь потеряла смысл. Я бросила работу, потому что не могу работать, не смотрю телевизор, не читаю газет, не выхожу на улицу, боюсь встречи с людьми, уже третий год не выхожу за ворота дома.

…Всё в доме напоминает мне о нем. Постоянно плачу. Даже ночью не могу заснуть, а если удается немного вздремнуть, просыпаюсь со слезами, и думаю: неужели это со мной произошло? Больше двух лет прошло с того трагического дня, но не утихает в сердце боль от утраты и боль души никуда и никогда не уйдет. Засыпаю в три, четыре ночи, а утром, просыпаясь, спрашиваю у бога, зачем же я проснулась. Пока я живу на этой грешной земле, я не забуду своего сына. Очень боюсь, что память о нем уйдет, когда не станет матери.

…Сослан у нас родился в день десятилетия нашей совместной жизни. Двое старших по девять и восемь лет дети уже были, но он родился другим. Наверное, каждая мать хвалит своего ребенка, но поверьте – Сослан другим с малых лет был. Вот говорят «богом посланный», вот это был наш Сослан. Он рос добрым, любознательным, всегда был окружен друзьями.

В неполные восемнадцать лет он уже держал свое хозяйство. Утром рано вставал, кормил бычков и потом 40 км. во Владикавказ ездил в институт с пересадками. Затем, сам себе от реализации выращенных бычков, хоть и не дорогую, но купил машину и на ней ездил в институт.

Вот в таком возрасте разделывал 300 - 400 килограммовую тушу быка и из дома продавал мясо, а печень, субпродукты раздавал бесплатно, угождал всем, особенно старушкам. Все его хвалили – какой ребенок. Весь наш городок его знал. Мы сейчас как во сне все это вспоминаем.

Когда дома все вместе что-то делали, он нас родителей не пускал что-то тяжелое поднять, даже ведро, все время оберегал. Особенно следил за отцом и всегда старался выполнить всю мужскую работу заранее.

В течение пяти лет учебы в институте, он бывал в Красноярске, в Оренбурге, Сочи, даже в холодном Норильске проработал шесть месяцев, там, в шахтах и рудниках ничего с ним не случилось. Мы, родители и на этот раз радовались и гордились тем, что наш сын, уже взрослый и попал служить в элитную часть, где проявит свои способности - ведь с высшим образованием, много знает, очень любознательный, всем интересуется - грамотный человек, даже прошел трудовую закалку севера - отслужит с честью и вернется живым и здоровым, как возвращался из других поездок. Но, мы ошиблись - здесь, под Москвой в славной Кантемировской дивизии погиб наш сын по халатности командования элитной части.

Октябрь для меня стал совсем тяжелым месяцем. Девятнадцатого не стало моего сына, а двадцать шестого его день рождения, ему исполнялось двадцать четыре года. Я все твердила, Сослана женю в двадцать пять, в день его рождения и нашего тридцати пятилетия совместной жизни. И готовилась постепенно. И девушка была. Казалось бы все хорошо. Но, пришла на похороны. О боже, как подумаю, я железная, как я это выдержала, почему до сих пор живу?

С тех пор у нас нет в доме праздников, ни нового года, ни дней рождения, ни национальных, ни фамильных праздников, ни посиделок в семье. Даже все наши соседи целый год ни одно мероприятие не справили, скорбят. Тогда как раньше наш большой дом, почти каждый вечер был полон друзей, родных, часто бывали соседи, всегда слышался смех, веселье.

Я не то, что счастливым, просто живым человеком больше себя назвать не могу, после потери такого сына.

Вот уже второй год как начала понимать, что теряю глаза, начала слепнуть и очки носить, зимой, оступилась и упала с лестницы, сломала ногу и на костылях проходила. Это, наверное, продолжение моих страданий, на которые я обречена на всю оставшуюся жизнь…

Мы, родители так отчаянно стремились построить дом, создать условия для детей, найти счастье, нажить имущество, обрести финансовое благополучие… Но нет ничего дороже самих детей, особенно хорошего, доброго сына, готового всегда прийти на помощь, его искренней улыбки, родного понимающего человека, его простых душевных слов, таким был мой Сос, моя надежда, моя радость…

Мы, с супругом выполнили свой долг перед государством - вырастили достойного гражданина России и достойного защитника Отечества. К сожалению, ни государство, ни российская армия этого не оценили – загубили и достойного гражданина России и достойного защитника Отечества …».

Юрист Фонда «Право Матери», потребовала взыскать в пользу матери компенсацию морального вреда, причиненного ей гибелью сына.

Представитель ответчика, ведущий юрисконсульт регионального правового управления Минобороны РФ Алексей Фролов с момента начала судебных слушаний по иску, в суд ни разу не являлся. Он лишь представил свои письменные возражения, суть которых сводилась к хорошо знакомой нам, и неоднократно обозначенной как незаконной, позиции МО РФ по такой категории дел: мол, раз мать получила страховые и иные пенсионные и социальные выплаты от государства, то моральный вред ей якобы уже компенсирован, а если он и не компенсирован – то ищите и взыскивайте всё, что хотите с виновного Згуры.

Ведущий юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова в своих возражениях еще раз обратила внимание суда, что указанные выплаты производятся членам семьи погибшего военнослужащего в обязательном порядке и к компенсации морального вреда никакого отношения не имеют. МО РФ прекрасно это известно, так как с данной позицией оно регулярно проигрывает. Что касается ходатайства ответчика о привлечении Згуры в качестве соответчика, фонд «Право Матери» против этого возражает, Татьяна Сладкова просила суд отказать в удовлетворении ходатайства Минобороны.

Суд признал доводы юриста фонда «Право Матери» обоснованными и в удовлетворении ходатайства Минобороны было отказано. Згура по данному делу остался в статусе «третьего лица».

Заслушав позиции сторон, изучив материалы дела, председательствующий по делу судья Аслан Туаев вынес решение: взыскать с Министерства Обороны РФ компенсацию морального вреда в пользу Валии Газаевой в размере 1,5 (полутора) миллионов рублей.

*      *      *


Проект “Борьба с бедностью через механизмы судебной защиты социальных прав и доступа к правосудию для членов семей погибших российских военнослужащих в условиях пандемии и судебной реформы” реализуется фондом "Право Матери" с 1 февраля 2021 года по 31 января 2022 года с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Однако, чтобы продолжать бесплатно помогать всем семьям погибших военнослужащих, нам нужна Ваша активная поддержка.

Подписывайтесь на ежемесячные пожертвования в пользу Фонда в своем личном кабинете Сбербанка Онлайн или на нашем сайте: https://mright.hro.org/help

Когда мы просим Вас сделать благотворительное пожертвование "на уставную деятельность Фонда" - мы просим у Вас возможности добиться справедливости.

Мы не берём с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.