всем гражданам РФ, не имеющим денег на адвокатов

"Право потерпевшего на получение юридической помощи не влечет его обязанности пользоваться правовыми услугами только членов адвокатского сообщества. Норма, содержащаяся в части первой статьи 45 УПК Российской Федерации, не должна толковаться таким образом, чтобы исключалось участие в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего его близких родственников, а также профессиональных юристов неправительственных правозащитных организаций, о допуске которых он ходатайствует... В целях обеспечения единой практики применения части первой статьи 45 УПК Российской Федерации с учетом ее конституционно-правового смысла, выявленного Конституционным Судом Российской Федерации, указанное Определение направлено мной Председателю Верховного Суда Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации с просьбой довести его до сведения судейского сообщества, органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры".

  • Из письма в Фонд "Право Матери" №ВЛ 6095-28
  • Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукина.

 

Фонд "Право Матери" неоднократно с момента принятия нового УПК обращал внимание общественности и депутатов Госдумы на дискриминационный его аспект: в соответствии с ч. 1 статьи 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на квалифицированную юридическую помощь. То есть каждый гражданин России независимо от материального положения имеет право на юридическую помощь. Новый же УПК РФ утверждал фактическое ограничение прав потерпевших защищать свои права по уголовному делу, и именно так толковали и применяли его суды всей страны.

Так, например, Людмила Николаевна Дьяченко из г. Череповца, мать убитого в в/ч 42839 сослуживцами Юры Дьяченко, была лишена квалифицированной юридической помощи, когда шел судебный процесс по делу о гибели ее сына. Людмила Николаевна хотела, чтобы в процессе по обвинению убийц Юры ее интересы представлял Фонд "Право Матери". Юристы Фонда составили для Л. Н. Дьяченко гражданский иск о компенсации ей морального вреда в размере 200 тысяч рублей, подготовили нужные документы. Но п.1 статьи 45 нового УПК позволил судье не допустить в процесс юристов Фонда "Право Матери" в качестве представителей потерпевшей на том основании, что они - не адвокаты. Денег на адвоката у Людмилы Николаевны не было, и она оказалась совершенно одна, без всякой помощи и поддержки, как юридической, так и моральной перед лицом суда, убийц и их защитника, гарантированного им законом. Результат процесса: реально отбывать наказание в исправительной колонии общего режима будет один только виновник преступления. Остальные трое осуждены условно с испытательным сроком в 2 года. Точно также, по той же причине осталась без квалифицированной юридической помощи Галина Михайловна Ситяева из г. Ступино Московской области. Ее сына Александра убили сослуживцы из в/ч № 40659. Юристы Фонда "Право Матери" не были допущены судьей в процесс. Потерпевшая по делу, законопослушная гражданка, чей сын не уклонялся от призыва, а пошел выполнять тот самый "долг", который за ним числило государство, оказалась без юридической помощи, несмотря на то что право на такую помощь гарантировано ей Конституцией РФ. Мать жертвы (сама ставшая жертвой), оказалась в дискриминированном положении по сравнению с убийцей сына, несмотря на то, что статьей 19 Конституции установлено равенство граждан перед законом и судом. Именно случай Г. М. Ситяевой мы взяли за основу для своего обращения в октябре 2003 года к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. Мы просили Уполномоченного выйти с обращением в Конституционный Суд, требуя признать сложившийся "статус кво" противоречащим Конституции.

Только лицемер в наше время может утверждать, что каждый гражданин России легко может воспользоваться помощью адвоката. Людям, живущим на зарплату или пенсию, известно, что хотя адвокатов и много и дефицитом они не являются, оплатить услуги одного из них, причем без всяких гарантий в смысле результата процесса, стоит очень больших денег. Да и не берутся адвокаты за "бесперспективные" с их точки зрения дела. Вот что написала нам в своем письме Галина Александровна Лебедева, мать погибшего военнослужащего из Комсомольска-на-Амуре, по этому поводу: "Местные адвокаты в помощи мне отказали: "Дешевыми делами не занимаемся". Вот цитата из другого письма, пришедшего в Фонд "Право Матери" от матери погибшего военнослужащего Ольги Николаевны Ивановой из Новосибирской области: "Подать в суд мы не имеем возможности по причине отказа (местных адвокатов) в составлении исковых заявлений. Как только узнают, что дело уголовное, а тем более - военное - все выражают сочувствие, но реальной помощи ни от кого нет. Мотивируя тем, что в масштабах страны изменить ничего невозможно, а вы хотите изменить армию... В связи с тем, что служба гражданских адвокатов отказала мне в помощи составления искового заявления, умоляю Вас, помогите мне, пожалуйста!.." 

Столкнувшись в своей ежедневной практике с пресловутой частью 1 ст. 45, мы развернули кампанию за обеспечение гражданам право выбора своего представителя в уголовном процессе, в рамках которой собирали материал по случаям нарушение конституционного права родителей погибших военнослужащих на квалифицированную юридическую помощь, писали пресс-релизы на эту тему, стараясь обратить внимание общественности на факты нарушения прав человека, апробировали такой механизм решения проблемы как получение постановления мировых судей о допуске юристов общественной организации в уголовный процесс на стороне потерпевших, обратились к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. Изучив материалы, предоставленные Фондом "Право Матери", Уполномоченный согласился с нами и  направил обращение в Конституционный Суд РФ.

Конституционный суд нас поддержал. В определении КС РФ № 447- О от 5 декабря 2003 говорится, что " ...конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи нельзя трактовать как обязанность пользоваться помощью только адвоката. Соответственно, право потерпевшего на получение юридической помощи не может влечь за собой возникновение у него обязанности обращаться за юридическими услугами только к членам адвокатского сообщества... Лишение этих лиц права обратиться за юридической помощью к тому, кто, по их мнению, вполне способен оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически приводило бы к ограничению свободы выбора, к понуждению использовать вопреки собственной воле только один, определенный способ защиты своих интересов и противоречило бы статье 52 Конституции Российской Федерации."

Данное определение Конституционного Суда РФ окончательно и обжалованию не подлежит. Таким образом, в борьбе Фонда "Права Матери" с нарушениями прав граждан РФ на квалифицированную юридическую помощь восторжествовала справедливость. Конституционный Суд РФ своим определением поддержал нас в том, что право каждого на получение юридической помощи не может и не должно зависеть от количества денег в кошельке, а представителем потерпевшего в уголовном процессе может быть не только адвокат, но и любой профессиональный юрист, которого выбрал потерпевший.


 
 

© Фонд "Право Матери"
Сделать пожертвование, Мартирологи

При использовании материалов
ссылка обязательна!

Карта сайта