Судья, прокурор, адвокат Гусева и новый труп в в/ч 71289
Пресс-релиз №: 
37/1770
от: 
09/06/2016

СЕГОДНЯ, 9 июня в Уссурийском гарнизонном военном суде продолжился уголовный процесс, в котором юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина представляет интересы матери погибшего военнослужащего Николая Курасова (см. пресс-релизы Фонда «Право Матери» N 33/1766 от 30 мая 2016 года, N 34/1767 от 31 мая 2016 года, N 36/1769 от 7 июня 2016 года).

В сегодняшнем судебном заседании юрист Фонда «Право Матери» заявила ходатайство о возврате рассматриваемого уголовного дела прокурору для устранения допущенных нарушений, а именно – для дополнительной квалификации содеянного:

«7 июня 2016 года в ходе судебного заседания по уголовному делу свидетель К. в ходе допроса подтвердил, что Курасов сообщал о постоянных унижениях и угрозах со стороны Багаутдинова, о неправомерных требованиях подсудимого по чистке его одежды, обуви, заступлении Курасовым в наряды вместо подсудимого. Также Курасов пояснял свидетелю К., что из-за отношения Багаутдинова Курасов и совершил самовольное оставление части 18 июня 2015. (…) Исходя из требований ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению. Предъявленное Багаутдинову обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ не отражает всех обстоятельств совершенного подсудимым деяния в части систематических унижений Курасова и незаконных требований, предъявляемых Багаутдиновым. А именно – не содержит указаний на то, что Багаутдинов систематически, действуя умышленно, в нарушение требований ст. ст. 2, 16, 19, 67 УВС ВС РФ и ст.с. 1-3 ДУ ВС РФ, желая унизить честь и достоинство Курасова и продемонстрировать свое мнимое превосходство систематически выдвигал Курасову незаконные требования. Таким образом, Багаутдинов совершил не только те действия, которые квалифицированы и предъявлены следствием (два удара), но и иные преступные действия, включение которых в обвинение необходимо для полноценного, всестороннего и справедливого рассмотрения данного уголовного дела».

Далее последовала реакция участников процесса и судьи на заявленное нашим юристом ходатайство.

Судья Сергей Суворов уточнил:

– Да, заставлял Багаутдинов Курасова чистить обувь, одежду. В чем незаконность?

Юрист Фонда «Право Матери» пояснила:

– Багаутдинов систематически заставлял Курасова чистить одежду и обувь, принадлежащие не Курасову, а свою, Багаутдинова, одежду и обувь. Эти показания в прошлом судебном заседании дал свидетель К.

Судья (возможно невнимательно слушавший свидетеля в прошлом заседании?) вызвал свидетеля К. в суд повторно, был объявлен перерыв – пока ждали прибытия К.

Когда свидетель К. прибыл в суд, судья Суворов повторно его допросил – действительно ли Курасов сообщал ему, что Багаутдинов заставлял его, Курасова, чистить одежду и обувь Багаутдинова, заступать за себя в наряды, и рассказывал, что по этой причине самовольно оставил часть?…

Свидетель К. снова подтвердил свои показания – да, действительно, все так и было.

Далее свое мнение о ходатайстве Фонда «Право Матери» высказали прокурор Артем Вардонян и адвокат обвиняемого Ирина Гусева. Как уже неоднократно бывало в подобных судебных процессах нашего Фонда – и прокурор, и адвокат (проявив удивительное единодушие) просили отказать.

В частности, прокурор заговорил о двух постановлениях от 13 и 14 апреля 2016 года, имеющихся в материалах дела, которыми было прекращено преследование Багаутдинова по 110 статье УК РФ ("доведение до самоубийства"), а ч. 3 ст. 335 УК ("неуставные отношения с тяжкими последствиями") была переквалифицирована на ч. 1 ст. 335 УК (то же, но без тяжких последствий).

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина возражала:

– Ссылка прокурора на данные постановления несостоятельна, так как сейчас речь идет об отсутствии оценки в обвинительном заключении систематичности действий подсудимого в отношении Курасова в рамках предъявленной ч. 1 ст. 335 УК РФ, в то время как указанные прокурором постановления не про систематичность действий Багаутдинова, а про причинно-следственную связь этих действий с гибелью Курасова.

Адвокат Гусева, использовав в своем возражении против ходатайства Фонда «Право Матери» уже озвученный прокурором Вардоняном довод, добавила: «Непонятно, откуда взялась такая жажда крови со стороны потерпевших. Возврат дела прокурору нарушит права моего подзащитного на разумные сроки рассмотрения дела».

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина возразила:

– Непонятна позиция защиты обвиняемого, считающей стремление к вынесению законного и справедливого решения по делу – «жаждой крови». Заявленное ходатайство основано на показаниях свидетеля по делу. Дедовщина в в/ч 71289 навсегда нарушила право нашей подопечной на полноценную семью.

После совещания, судья Сергей Суворов отказал в удовлетворении заявленного ходатайства.

А теперь – несколько слов про «кровожадность» Фонда «Право Матери».

Несмотря на то, что – согласно материалам дела, Багаутдинов высказывался в адрес потерпевших «русские ничтожество – свиньи»*, наше дело – о гибели не животного, а человека. Гибель человека это не то событие, от которого можно отмахнуться со словами «ну подумаешь…». Гибель человека – это очень серьезно. Фонд «Право Матери» больше 25 лет работает с родителями погибших солдат. И мы знаем, что нужно нашим подопечным. Первое, чего хочет мать погибшего солдата, – точной информации: где, как, при каких обстоятельствах погиб ее сын, и кто виноват в его гибели. Второе, чего она хочет, – максимально сурового наказания всех причастных к гибели сына лиц. Третье, чего хочет мать погибшего, – чтобы этот кошмар остановился именно на ее трагической истории, чтобы ни одна мать больше не получила своего сына из армии в цинковом гробу. К нам матери погибших солдат обращаются, потому что хотят справедливости, но не знают, как им самим этого добиться. Наша задача – профессионально помочь им в этом.

У нас нет задачи помочь подсудимому уйти от ответственности за совершенное им деяние. У нас нет задачи освободить суд, прокурора и адвоката от «лишней» работы. Работа по уголовному делу о гибели человека не может быть «лишней». У нас нет задачи «срубить бабла» на гибели человека, за которую никто не желает нести ответственность.

Мы хотим того же, чего хотят наши подопечные – информации, наказания виновных, снижения количества бессмысленных солдатских смертей. Квалифицированной работы следственных органов, прокуратур, судов. Только вчера в Фонд «Право Матери» поступил новый звонок – от матери, сын которой погиб в этой же войсковой части N 71289 (ВДВ) 25 мая 2016 года. Был найден в петле. Мать ни в какой «суицид» не верит. Мы – «кровожадные»? Или те, кто производит этот поток гробов из в/ч 71289? Те, кто не пресекает «неуставщину»?.. Те, кому все равно?..

Одна из подопечных Фонда «Право Матери», мать погибшего, Коноплева написала: «…Очень мне интересна стала личность адвоката Гусевой, которой так благородная деятельность Фонда «Право Матери» не понравилась. Порылась в интернете и выяснила, что в Уссурийске есть только один адвокат с такой фамилией – Гусева И.Н. Работает она в «Адвокатской конторе N 38», которую в Уссурийске называют «насосная станция N 38». Называют эту контору так, потому что, говорят, сумасшедшие деньги с клиентов выкачивают господа-адвокаты. Владелец конторы некто Бутовец Д. П. был в начале 2014 г. осужден на 4 года общего режима за мошенничество в отношении клиентов конторы. Защищала шефа адвокат Гусева И.Н., которая предприняла все, чтобы дело рассмотрели в особом порядке, но шеф-подсудимый увлекся, произнося речь, и не признал своей вины. После этого судья решила, что дело будет рассматриваться в обычном порядке, несмотря на возражения Гусевой и стоны подсудимого. Любопытно, что прокурор в своей речи назвал шефа Гусевой «адвокатом страха». Ну, каков поп, таков и приход»…»

 

 

 

 

...Николай Курасов (1995 г. р.) был призван в армию 17 октября 2014 года. Сначала он проходил военную службу в учебной части N 30632 «а», затем 28 мая 2015 года был переведен из в в/ч 71289 (ВДВ). Не прослужив и месяца, 22 июня 2015 года Николай Курасов погиб. Его обнаружили в петле из лямок от вещмешка. Мать погибшего Оксана Николаевна считает, что сын был убит из-за того, что отказался подчиняться старослужащим. Из материалов дела известно, что к Николаю Курасову применял неуставные отношения старослужащий той же части Багаутдинов, который сейчас – на скамье подсудимых.

Следующее заседание по делу назначено на 14 июня 2016 года на 14.00.

Следите за пресс-релизами Фонда! ‹

*   *   *


При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 N 79-рп, и на основании конкурса, проведенного Движением «Гражданское достоинство» (http://civildignity.ru).

Вы можете поддержать нашу работу, подписавшись на ежемесячные пожертвования Фонду «Право Матери»: https://vmeste.yandex.ru/mright-hro-org

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.  

________________________________________________________________________

* Орфография по материалам дела.