Проблемы со зрением и самоконтролем?..
Пресс-релиз №: 
51/1626
от: 
05/08/2014

СЕГОДНЯ, 5 августа 2014 года Владикавказский гарнизонный военный суд приступил к рассмотрению по существу второго дела по факту гибели в армии в в/ч 66431 Леонида Леонидова (*фамилия, имя погибшего изменены по просьбе матери погибшего). Сегодняшнее заседание по делу показало, что некоторые офицеры войсковой части плохо отдают отчет в своих собственных действиях, и это ставит под сомнение их право командовать людьми…

Всего по факту гибели в армии Леонида Леонидова было возбуждено два уголовных дела. Судебное разбирательство по первому делу – в отношении двух негодяев[1], Салтыкова и Антонова, с которыми следствие заключило соглашение, - завершилось 31 июля 2014 года более чем щадящим (2,5 и 3 года общего режима) судебным приговором Владикавказского гарнизонного военного суда (см. пресс-релизы Фонда «Право Матери» N 47/1622 от 24 июля 2014 г., N 48/1623 от 28 июля 2014 г., N 50/1625 от 31 июля 2014 г.).

Сложно предположить, чем завершится судебный процесс по второму уголовному делу (дело слушается в закрытом режиме) – в отношении младшего сержанта Ка*анова: может быть, его наградят медалью за все воспитательные меры в отношении солдат-срочников и поручат командовать полком?.. Фонд «Право Матери» категорически не разделяет подобных «мягких», а по сути – циничных по отношению к потерпевшим, подходов. Мы просили для Салтыкова и Антонова 15 лет лишения свободы, и будем обжаловать приговор, вынесенный им. Для Ка*анова мы попросим 25 лет лишения свободы. Леонидовы не для того растили сына, чтобы получить его тело в цинке со следами издевательств и насилия. «Настоящие мужчины», «воспитывающие» солдат-срочников с помощью побоев и сексуального насилия, должны знать, что наказание за такие воспитательные меры будет неотвратимым и жестким. Не хочешь в тюрьму – не трогай призывников.

Статьи обвинения, вменяемые Ка*анову: ч. 3 ст. 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия); п.п. «а» и «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия); п. «а» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору с применением насилия (…); п. «б» ч. 3 ст. 132 (насильственные действия сексуального характера – мужеложество – с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшему, повлекшие (…) тяжкие последствия). Дело слушает судья Дмитрий Кошиль.

На предварительном судебном заседании обвиняемый Ка*анов при поддержке своего адвоката Дмитрия Крехова ходатайствовал, чтобы заключение под стражу ему заменили домашним арестом и отпустили в квартиру, снятую во Владикавказе его родителями (юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина, представляющая интересы родителей погибшего в процессе, возражала, и суд отказал в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения Ка*анову). Между тем, в судебном заседании 31 июля 2014 года по делу Антонова-Салтыкова осужденные рассказывали о попытках воздействия на них со стороны обвиняемого Ка*анова, его родственников и адвоката.

В частности, адвокат Ка*анова, подходил, по словам Антонова и Салтыкова, к ним в дни, когда проводились очные ставки с Ка*ановым и «интересовался здоровьем их родственников». В судебном заседании 31 июля Антонов сообщил, что накануне получил смс-сообщение с номера телефона, принадлежащего (как он пояснил) матери Ка*анова, в котором было сказано: «Вам грозит «условка», а моему сыну – лишение свободы, прекратите сообщать свои показания, земля круглая, вам зачтется…». Также в материалах дела имеется информация о попытках воздействия родственников Ка*анова и его адвоката на ключевых свидетелей по этому уголовному делу. Поэтому сегодня перед началом процесса юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина попросила судью обеспечить порядок – исключить возможность взаимодействия со сторонами и свидетелями по делу родственников обвиняемого. Порядок обеспечивали судебные приставы.

Сегодня, 5 августа мы увидели офицера, у которого поднялась рука сжечь предсмертную записку погибшего парня. Это старший лейтенант в/ч 66431 Андрей Чебан. Он являлся командиром Ка*анова и погибшего Леонидова. Это, собственно, у него под носом происходили все эпизоды преступлений со стороны троих негодяев в отношении Леонидова. В суде он пояснил, что «избиений не видел», «превышения должностных полномочий Ка*ановым не заметил». Потом его спрашивали про уничтоженную предсмертную записку погибшего. По словам Чебана, она начиналась словами:

«Какие же вы офицеры, если не видите, что происходит в подразделении. Меня били, отбирали деньги, отбирали мой телефон, продавали же мне… в моей смерти виновны Ка*анов, Антонов и Салтыков… они мне сказали, что если я подойду к кому-либо из офицеров, они меня на гражданке убьют… по прибытии с КапЯра они отжали у меня 10000 рублей…».

При этом фамилия «Ка*анов», по словам Чебана, была подчеркнута жирной линией.

За все, что связано с уголовным делом по факту гибели Леонидова, Чебан отделался «строгим выговором».

И прокурор Балахнин, и юрист Фонда «Право Матери» несколько раз задали Чебану вопрос – зачем он уничтожил эту записку? Однако, каждый раз Чебан отвечал: «Не знаю». Т. е. офицер, имеющий право командовать людьми, «не знает», почему он совершает те или иные действия (по результатам сегодняшнего допроса Чебана Фонд «Право Матери» подготовил заявление в военную прокуратуру с просьбой возбудить в отношении Чебан уголовное дело по ст. 294 УК РФ).

Свидетель Александр Д-ов, старший лейтенант в/ч 66431, дал показания, что неоднократно видел, как Ка*анов громко кричал на Леонидова по самым разным поводам, в том числе – нецензурно. Д-ов делал замечания Ка*анову и неоднократно говорил старшему лейтенанту Чебан, командиру Ка*анова об этих эпизодах (на это Чебан пояснил, что проводил с Ка*ановым разъяснительные беседы – мол, не надо так себя вести, этим и ограничивался).

Также в сегодняшнем заседании был допрошен старшина в/ч 66431 Виктор Садовнич. Это человек, проводивший вместе с медиком телесные осмотры солдат. Он заявил, что телесные осмотры в части проводятся раз в неделю по субботам, никаких повреждений на теле Леонидова во время телесных осмотров «выявлено не было». (Напомним, что во время судебно-медицинского исследования трупа, кроме странгуляционной борозды, были обнаружены кровоподтеки в области грудной клетки, верхней правой и нижних конечностей, кровоподтек на внутренней поверхности правого предплечья, ссадины в лобной области и в области коленного сустава). Данные телесных осмотров Леонидова (как и остальных солдат) заносились в карточки, которые хранились у Чебана. Книга медицинского осмотра личного состава – вопреки Указу Президента от 10 ноября 2007 года N 1495 в части не велась.

Итак, первое судебное заседание по существу дела Ка*анова показало, что некоторые офицеры части в/ч 66431 не видят очевидного, и не знают, зачем совершают те или иные действия. В ходе дальнейшего судебного разбирательства мы надеемся допросить в свою очередь командира Чебана. Чтобы узнать, а как, собственно, у него со зрением, самоконтролем и знанием воинских уставов?..

Процесс по делу продолжится завтра, 6 августа 2014 года в 12.00. Следите за пресс-релизами Фонда!

*      *      *


С февраля 2014 г. по сентябрь 2014 года Фонд «Право Матери» работает по проекту, частично поддержанному в рамках грантового конкурса, проведенного Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18 сентября 2013 N 348-рп».

Вы тоже можете поддержать нашу работу: http://mright.hro.org/help  

 

[1] С XIX века, когда в России ввели рекрутский набор, «негодяями» называли людей, не годных к строевой службе.